О нахлысте, Западной Сибири и хариусе… В общем, о себе.

,
3762 просмотра, 4 комментария

Рыбная ловля, как заболевание, в моем случае имеет очень давнюю историю. С учетом прожитых лет могу смело заявить, что она сопоставима с длиной самой жизни. Течение болезни проходило нестабильно, периодические обострения были связаны, как правило, с появлением свободного времени у пациента, но каждый раз все жестче и длительней, я бы сказал, «запоями»… Уже будучи в сознательном возрасте, впервые услышав о существо-вании хариуса, я начал лихорадочно изучать по доступной литературе и рассказам знако-мых пути и способы, позволившие бы познакомиться очно с сиёй диковинной рыбой. Забо-левание принимало маниакальный характер…

Но судьба распорядилась довольно своеобразно с моими желаниями и достижение заветной мечты отодвигалось то в силу географических, то экономических, то физических (имеется в виду фактор нехватки времени). Тем не менее, теоретический багаж по поимке вожделенного объекта с годами накапливался, сортировался и принимал конкретную фор-му. Робкие попытки, изредка имевшие место быть, по осуществлению жгучего желания по-бороться с интересным и хитрым противником, все больше укрепляли правильность вы-бранных мной ориентиров.

Первые проникновения в места обитания хариуса большей частью послужили со-вершенствованию водительского мастерства, нежели знакомству с приемами его ловли. Удивление обладателей лифтованных уазиков и нив, которые встречались мне (сначала старенькой вазовской «трешке», а впоследствии «девятке») по пути к возможным местам встречи с чудо-рыбой, описывать нужно отдельно. Но, к сожалению, хариус мои старания в вопросах вождения автомобиля никак не оценил. В те времена я был заядлым «поплавоч-ником», и, наверное поэтому, результат был нулевым. Впрочем и у встречавшихся на ручь-ях и реках охотников за «харьюзами» я изредка видел выпотрошенных маленьких рыбок, которых по современным правилам нужно было бы отпустить. Зато рассказов по поводу то-го, как вчера тут брало… и советов какой снастью ловить я наслушался без меры.

Засевшие в голову в юности рисунки из пособий классиков нахлысового заброса усу-губились прочтением ряда детективных романов Виктора Каннинга. Дело в том, что у него главный герой практически в каждом произведении, в перерыве между хитроумными и дерзкими ограблениями, уединяется где-нибудь на форелевой речке. Описание поединка с красивой и сильной рыбой, красота подачи мушки, звон переката, описаны так, что начина-ешь перечитывать еще и еще… Выбор был однозначен: только нахлыст! Но…

Советская торговля, по крайней мере, в нашей провинциальной глуши, могла пред-ложить только коряво сплетенный из «клинки» брандахлыстовый шнур. Про удилище гово-рить не стоит. И спиннинговое-то приличное, нужно было вести из-за тридевять земель. Тем не менее, неудачные попытки слепить что-нибудь отдаленно напоминавшее нахлыст предпринимались мной неоднократно, хотя и безуспешно. Очередное временное облегче-ние от болезни, вызванное напряженной работой отвлекло от навязчивой идеи, а редкие выезды на рыбалку были связаны, как правило, с поплавком и спиннингом. Жизнь стала ус-таканиваться и стабилизироваться. Как вдруг…

…Как-то в начале лета, вечерком, ведя разговоры о возможных маршрутах пред-стоящих рыбалок за баночкой пива, неожиданно один из приятелей озвучил идею сплава-рыбалки по реке. Примерно просчитав возможную скорость перемещения по течению, был выбран срок путешествия – пять дней. Вроде бы ничего необычного, но по пути нашего следования располагался один из притоков, изобилующий хариусами. К этому времени я уже знал это точно. Дело в том, что маршрут на автомобиле (во всяком случае, на моем) до этой реки не существовал. Попасть туда можно только по воде или по воздуху. Или пешком. Хи-хи. Упустить шанс попытаться осуществить мечту всей жизни я не мог. К этому времени рыболовные магазины начали предлагать кое-что для нахлыста. Теперь-то я понимаю, что это.… А тогда! Но, тем не менее, купить удилище я не решился (жадная осторожность или осторожная жадность – а вдруг все это фигня!), купил шнур, катушку и десяток мух, как впо-следствии оказалось, для сибирских «балды» и «тирольки», и одну, финского производите-ля, явный «пальмер» черного цвета. Что мне в ней понравилось, сказать и объяснить я не могу, почему-то сердце толкнуло, хотя и контраст цены с местными мухами был разителен.

В гараже изготовил ступенчатый подлесок из обрезков лески, в соответствии с реко-мендациями корифеев нахлыстового искусства, и собрал снасть. Выглядело это как удочка пионера забытой деревни…. На ультралайтовом спиннинговом удилище, у самого грибка, синей полихлорвиниловой изоляцией укреплена катушка. Но вид сооруженной снасти меня нисколько не смутил, и, под взглядами изумленных соседей по гаражу, я попробовал, как «это» работает. И удивился сам. Такого результата я не ждал. Не имея, кроме теоретиче-ских знаний, никакого практического опыта, мне без труда удавалось попасть в закопанную в землю бочку с расстояния семи-восьми метров, привязанным к концу подлеска кусочком поролона. Удилище очень хорошо загружалось шнуром, что вселяло надежды и разогрева-ло вспыхнувшее обострение застарелой болезни. Подошедшие свидетели моего приступа, многие и сами заядлые рыболовы, на вопрос о невиданной доселе снасти, выслушали вос-торженную лекцию о прекрасности и спортивности нахлыста и разошлись, многозначитель-но переглядываясь и покручивая пальцем у виска. Меня же это нисколько не смутило, я был уверен на сто процентов, что этот путь – мой, и он – правильный!

В условленный срок нашу команду забросили в точку отправления на машинах, и мы, накачав лодки, отправились в долгожданное путешествие. Из деталей сплава отмечу толь-ко, что было нас трое на трех лодках, причем две - просто гребные резинки, а одна была еще и с мотором. Рассказ о самом путешествии, хотя и представляет определенный инте-рес, думаю, не стоит излагать здесь и сейчас. Важно, что к моменту Х совпали несколько объективных предпосылок.

Во-первых, постоянно подогреваемая различными литературными и устными источ-никами, а также моими собственными мыслями, явившимися продуктом переработки ин-формации, мечта достигла своего апогея.

Во-вторых, у меня появилась снасть, которая могла помочь ответить на кучу нако-пившихся за годы мечтаний вопросы.

И, наконец, появилась возможность добраться до места, где хариус есть точно, где он не боится дилетантов и, возможно, его поимка, наконец станет реальностью.

Иными словами вопрос о вступлении на дорогу нахлыстовика решался именно сей-час. На дорогу, которая, как сказал кто-то из великих, в один конец.

Так как место очередной стоянки располагалось в устье упомянутой реки, оставив своих приятелей ловить окуней и щук, я отправился вверх вдоль реки.

Занимаясь самообучением по памяти о прочитанном за долгие годы ожидания, я по-началу долго не мог унять мандраж от нахлынувших на меня чувств. Окружавшие красоты, хрустальной чистоты вода, звенящая на камнях и, наконец, он, за которым я шел так долго. Периодически выскакивающие из воды рыбины, многочисленные круги по воде, все это ка-залось сказкой. А когда на мой очередной неуклюжий заброс я почувствовал ощутимый удар по руке, шнур натянулся и начал уверенно тянуть меня за собой, голова закружилась от восторга. И вот тут-то я понял, что попал. Попал окончательно и бесповоротно. Теперь надежды на излечение нет!

Сейчас вспоминая тот день, мой последний день нормального человека, многое мне видится бестолковым и безграмотным в моей ловле. Во-первых, в тот момент я начисто за-был все, что прочел о повадках и местах обитания хариуса, о способах и приемах ловли. Были только эмоции, какой-то сплошной адреналин. Я не отношу себя к ведущим специа-листам по ловле хариуса и не являюсь профи-нахлыстовиком, я просто рассказываю, как я пришел в нахлыст, как я шел и оцениваю свой путь со своей кочки зрения. И если кому-то мой опыт покажется интересным, я буду только рад. Рад потому, что нахлыст – это не толь-ко рыбная ловля. Нахлыст – это способ глядеть на окружающий мир, это отношение к окру-жающему миру. А окружающий мир – это не только горы, реки и леса. Это и семья, и рабо-та, и люди знакомые и незнакомые, это горести и радости, это если хотите – родина. Может просто я везучий человек, но я ни разу не видел, чтоб мои друзья, заразившиеся от меня нахлыстом, оставили после себя бутылки и мусор на берегу, чтобы мыли машину в реке или бросили окурок в воду. Я ни разу не видел, чтоб они брали рыбы больше, чем можем съесть, а если кто-то попросит привезти немного хариуса, всегда смущенно извиняются на реке, дескать, гостинцы. Причем разброс по социальному и финансовому положению среди моих приятелей – нахлыстовиков полностью отражает нашу грустную российскую действи-тельность и вполне ей соответствует, а нахлыст, как мне кажется, ровняет всех их в нрав-ственном плане. Религия отдыхает. Один из моих постоянных спутников, которого я «зара-зил», в прошлом отъявленный браконьер, уже три года ничего не хочет слышать ни о каких снастях, кроме нахлыста. Так вот он после первого «сеанса» на реке сказал: «Так это не рыбалка ни фига, это - охота! Это - как шахматы».

Итак, этапы моего пути. Если отбросить многолетнюю теоретическую и моральную подготовку, массу прочитанной, порой совершенно противоречивой информации и начать от печки, то проще будет сказать словами какой-то песенки: «Я тебя лепила из того, что было!». Описание снасти я уже вкратце вам дал, замечу только, что этим «карамультуком» я ловил весь сезон, и понял, что он не совершенен, только когда мне на следующий год друзья подарили четырех коленный «Форестер спид» 4\5 8 фут. Спустя несколько лет, во время поездки на один из притоков Катуни, удилище, неаккуратно поставленное возле машины, при падении и ударе о камень треснуло на предпоследнем колене. Дома я его как мог, отремонтировал, вставив внутрь бланка кусок стеклопластикового хлыста. Строй и ба-лансировка резко нарушились, но тем не менее, еще несколько месяцев оно служило. Сло-малось оно окончательно, как и должно было быть, на рывке хариуса. Дело было на таеж-ной речке, уныние мое в тот момент описать невозможно. Пришлось доставать из рюкзака изоленту и восстанавливать то, с чем когда-то начинал. Примотав катушку к спиннингу и взмахнув получившимся «дрыном», я понял по-настоящему, что такое хороший инстру-мент… Еще два дня я накачивал мышцы руки, бродя по реке и удивляясь себе, когда выво-дил очередного красавца. Теперь заставить меня поставить или положить удилище и не убедиться в его устойчивости и безопасности можно только с угрозой для жизни. Повторять возвращение к началу как-то не хочется. Тем не менее, я начинал именно так. Первые за-бросы часто заканчивались отстрелом мушки, бывало что «клевали» расположившиеся сзади неподалеку кусты, иногда слишком узкая петля приводила к контакту мушки с блан-ком удилища, после чего крючок оставался без кончика, а я, на протяжении нескольких по-клевок недоумевал, почему не могу подсечь хариуса. Конечно, если есть грамотный инст-руктор, умеющий поставить руку, есть время и деньги, чтоб оплатить за обучение, проще придти на реку специалистом по кастингу и удивить обитателей речки своим мастерством. Я, повторюсь, лишь рассказываю свой путь и свое видение ошибок….

Одна из ошибок – попытка забросить во что бы то ни стало мушку как можно дальше от себя. Легкий вариант – узлы на подлеске, тяжелый – травма или поломка снасти. Я все это (и то и другое) попробовал, ничего хорошего, но понял, что ловить нужно только на том расстоянии, на котором шнур полностью контролируется. То есть, длина его такова, что без труда можно поднять в воздух, просушить холостым броском и отправить муху на воду в нужную точку в пределах досягаемости. Причем опыт ловли на малых реках свидетельст-вует, что хватка хариуса зачастую происходит у самых ног рыболова. Просто исследуя реку, выбирайте места, где вы можете достать места стоянок рыбы. Кстати, чисто технически, ко-гда я не мог добросить до места, где хариус явно охотился на насекомых, я заходил гораздо выше по течению и сплавлял шнур в интересующую меня точку. Конечно, сложность и вре-мя вываживания в этом случае несравненно больше, но и удовольствия тоже. Кстати двоих из мной охмуренных приятелей (в прошлом «карпятников») я никак не мог научить самому маломальному забросу, снасть им казалась невесомой. Так вот они начинали именно на сплаве шнура, а когда поймали по первой, дальше пошло на удивление легче.

Вторая ошибка – когда в азарте пытаешься осуществить перезаброс в точку, где только что всплывал или сошел хариус. Я думаю, что нужно отправлять муху выше по те-чению и не спешить. Потому, что спешка и азарт при длине шнура, большей чем можешь управлять, приводит к тому, что шнур ложится комком. Даже если противник и выйдет на шлепнувшуюся мушку, вензеля шнура не успеют вытянуться в линию и подсечка не про-изойдет. А ещё на подлеске или поводке может появиться узел. О, сколько раз посещаемые мной глухие таежные реки оглашались отборным подзаборным, но самокритичным матом, когда радужный красавец, уже показав себя во всей красе, обрывал поводок по незамечен-ному вовремя узлу. А сколько мух, отстрелянных из-за той же спешки, улетело со скоростью пули в противоположные кусты!

Главной ошибкой первых лет считаю попытку принять рыбу в руку. Во-первых, в семи случаях из десяти она сорвется и уйдет. Разность температур человеческой руки и рыбы очень велика, травма рыбе наносится неизбежно (если в бане вместо «каменки» плеснуть на причинное место, думаю, будет похоже), хариус начинает биться очень активно и может вырваться, а если его придется отпустить? Думаю, брать нужно в подсачек-ракетку, на ху-дой конец, вытащить на камни. По крайней мере, если он рассматривается как явная добы-ча, он не оставит вас с носом в предсмертном рывке.

Возвращаясь к первому пойманному мной хариусу, не могу не отметить, что сибир-ские «мушки», купленные мной в магазине, были по очереди мной опробованы и если бы не «пальмер», который в конце концов оказался на поводке моей снасти, моя дорога в нахлыст могла закончиться очень быстро. Именно эта муха затянула меня нахлыстовый водоворот, который больше меня уже не выпускал никогда. По прошествии времени я пытался ловить на мух, которыми рыболовы-харьюзятники (прошу не путать с нахлыстовиками, это принци-пиально, это разные люди) оснащают свои снасти, и там где они неизменно имели успех, я оставался с мелочью, которую всегда отпускаю. К слову, вышеупомянутые рыболовы берут все. Не, все конечно, но подавляющее большинство. И, опять же к слову, на моих мух они смотрят с недоверием, а то и с усмешкой.

Попытки приобрести мух в различных магазинах или заказать у домашних мастеров выявили следующий анализ: из всего приобретенного материала работало не более десяти процентов.

Вскоре, на одном из маленьких ручьев, мой «пальмер» обломил жало, зацепившись за камень. И я начал вязать сам. Конечно, пришлось раскошеливаться на инструменты, ма-териалы, но к этому времени «зараза» так распространилась в мозге, что сдерживающих факторов уже более не существовало. В качестве учителя я выбрал И.Тяпкина, не потому, что тезка, а потому, что в манере говорить и объяснять я почувствовал своего, нахлыстови-ка, я понимаю о чем он говорит, он свой. Его диск проложил мне путь дальше, глубже в на-хлыст, в котором можно только увязать и я начал вязать. Конечно, шедеврами мои первые мухи не были, да и не могли быть, «чайник» - эта позиция неизбежная, хоть и проходящая. И, не смотря ни на что, мои мухи работали! На сегодняшний день из нескольких десятков мух, которые мы берем с собой, вряд ли найдутся две, которые в тех или иных условиях будут бесполезны. По-моему нет.

Какие мухи? Вопрос не правильный. Это уже решать Вам, как нахлыстовику. И если вы таковым стали, то обязательно решите его очень быстро. Я вам просто рассказываю, что у меня вне зависимости от времени года работают «пальмеры» и мухи, имитирующие поденку, причем первые – лучше. Наблюдая за приятелями на одном и том же участке реки, я пришел к выводу, что все ловят по разному, я бы сказал, почерк у всех разный. Дело даже не в технике заброса и не в проводке….

В качестве образцов для мух можно не напрягаться: его Величество – Интернет пре-доставит Вам столько, причем с подробными легендами, что устанете выбирать. Вот в этом то и состоит главная сложность: выбрать то, что обязательно «выстрелит».

Многие опытные нахлыстовики берут с собой инструмент и материал и, в зависимо-сти от местных условий, вяжут приманки прямо на реке. Это не мой случай. Во-первых, зре-ние предполагает, что мне нужно брать с собой увеличительное стекло, вес инструмента у меня и так ощутимый, а когда мы добираемся до мест, где можем поохотиться на хариуса, каждый килограмм на счету. Поэтому, к сожалению, это не мой случай, хотя иногда бы не помешало. Ну да еще не вечер. Нахлыст – это всю жизнь учись…, а дураком помрешь.

Появление настоящего нахлыстового удилища качественно изменило результатив-ность ловли. Во-первых, сразу увеличилась длина контролируемого мной шнура, и соответ-ственно дальность заброса мушки. Как ни странно, контакт с мухой стал острее и, соответ-ственно, поклевки реже стали пустыми. Ну и, конечно же, гордость обладания настоящим, а не «самопальным» оружием подняла меня в собственных глазах, повысила статус само-восприятия (я стал выше, стройнее и моложе). Сразу же был заменен подлесок, старый ступенчатый выброшен, а поставлен самосвитый конический, выполненный по технологии, описанной в Интернете. И надо признать, я остался им очень доволен. И всем рекомендую.

Как только оружие стало «магазинным», изменилось отношение к всевозможным ак-сессуарам, коими обычно оснащают себя любители нахлыста, изменилось соотношение между необходимым и достаточным. Конечно, в силу «бюджетности» самой снасти, и мно-гие «цацки» были достаточно недорогими, а иногда и самодельными, но их становилось все больше. Так обязательными стали забродные штаны, сменившие народный костюм «Л-1», который в свою очередь пришел на смену обычным джинсам (первый раз я входил в воду в том, в чем был: так велико было желание побороться с хариусом), которые потом нужно было сушить у костра. Широкополая шляпа и поляризационные очки, спасающие не только, а поначалу и не столько от солнца: начальное неумение управлять шнуром, на конце кото-рого движется с громадной скоростью острейший крючок, может привести к очень тяжелым последствиям для шеи, ушей и глаз. А когда шнур стал «ручным», шляпа уже стала талис-маном, приносящим удачу, а очки, позволяющие видеть в воде желанный объект, стали не-отъемлемой частью экипировки. Страховочный жилет, первоначально купленный для мо-торной лодки (об этом позже), теперь стал деталью, без которой я в реку не захожу. Однаж-ды переход через речушку, достаточно мелководную, что бы утонуть, но достаточно глубо-кую, что бы сбить меня с ног, закончился малоприятным освежающим купанием (не забы-вайте, что хариус живет не в самых теплых реках). Живость восприятия позволила мне уви-деть другой финал: допустим, при наличии ниже переката достаточно глубокого омута, или в другом водоеме, тем более, что география моих походов все время расширяется. Затяну-тый же на груди страховочный жилет, прижимая в верхней части забродные штаны, не по-зволяет попасть в них большому количеству воды, даже если я оступился и сел на задницу на достаточно мелком перекате. Ну а в более глубоком месте шанс выбраться, естествен-но, повышается. Но и это не главное. В нем оказалось столько маленьких кармашков и кар-манов, что первое его использование просто привело меня в восторг. Материал карманов сохраняет сигареты и зажигалку сухими (есть такой грех – курю, но не каюсь, да и не об этом рассказ), есть куда положить маленькую металлическую пепельницу, под которую хо-рошо подходит алюминиевая баночка от валидола. При возвращении к костру останется только сжечь окурки. В бесчисленные карманы можно положить кусачки для лески (я ис-пользую маленькие маникюрные для ногтей), флотант для мушек, коробки с мухами, сви-сток или петарды (встреча с медведем на некоторых наших речках возможна, но не жела-тельна: очень уж он быстро бегает!), катушку с поводочным материалом да мало ли чего еще…. Пришитые к лямкам жилета небольшие карабинчики прекрасно подошли для раз-мещения небольшого безмена-рулетки и корнцанга для извлечения мух из пасти рыб. Под-сачек-ракетка, висящий на шнуре за спиной, стал обязательным атрибутом. Завершает мой «рембовский обвес» квадратная сумка через плечо, сшитая мной из старой палатки, для пойманных трофеев. В дно вшита мелкоячеистая сетка для удаления воды, а сбоку приши-ты два вместительных кармана с клапанами на липучках. Поверьте, когда я ухожу на два – три километра от точки временного базирования, лишних карманов не бывает (по моему глубокому убеждению, их вообще не бывает). Не смотря на такое долгое описание экипи-ровки, в целом получается все очень компактно и удобно, остаются свободными руки, в ко-торых, конечно же, моя любимая снасть, и я ощущаю себя достаточно комфортно и авто-номно. Забыл упомянуть висящий на нижней петельке жилета складной нож. Хариуса, если не отпускаю, потрошу сразу и присаливаю: загубить без пользы рыбу считаю недостойным нахлыстовика. А Вы говорите, зачем столько карманов! Но осознание необходимости иметь при себе на реке все перечисленное пришло не сразу, а жаль. Сколько можно было бы вы-играть времени для главного, для ловли при помощи волшебной снасти. Но ведь если б молодость знала….

А тогда, вернувшись к своим спутникам, с глазами, горевшими от восторга и десятком красивых рыбин, в отблесках костра, я весь вечер пел своим спутникам песнь о нахлысте, на который я, в конце концов, «подсел». И ведь через небольшой промежуток времени, один из моих тогдашних слушателей тоже пошел по этой дороге, дороге в один конец…. Потом было еще длительное путешествие домой, с рыбалкой и приключениями, слегка ом-рачавшееся тем, что пришлось работать веслами, и достаточно активно. Расчеты о течении оказались весьма ошибочными, встречный ветер и многочисленные плесы поставили во-прос о нашем прибытии в конечную точку в условленный срок (а там нас должны были ждать машины) под большое сомнение. Вот тут-то, лодка, оснащенная мотором, и показа-ла, что технический прогресс – вещь не такая уж бесполезная.

Моя супруга, женщина умная и прагматичная, выслушав восторженный отчет о ры-балке, который был подкреплен фотографиями и малосольным хариусом, мгновенно вы-делила главный вывод: «Тебе просто необходима лодка с мотором. Тогда доступ к местам обитания твоей рыбы будет гораздо проще». Я только открыл рот.

С появлением моторной лодки («Фрегат» + «Ямаха»), действительно, вопрос дости-жения мест боевого крещения значительно упростился, и я начал там появляться очень часто, набивая шишки и руку, и все больше проваливаясь в бездну по имени «нахлыст». Кстати, в обязательном перечне аксессуаров для моторной лодки числятся спасательные жилеты, один из которых и стал предметом описания выше. Лодка добавила мобильности, и вместе с опытом, нарабатывающимся от общения с нахлыстовой снастью, стала разви-ваться и география моих походов. И тут выяснилось, что «много друг Горацио на свете, то-го, что и не снилось нашим мудрецам…».

Поездка на юг области, на красивейшую реку, но не такую рыбную, как хотелось бы, выявила, что учиться придется еще многому…. Конечно, вопрос техники заброса уже не стоял так остро, как в первый раз, но дальность уже стала более актуальна. Более полно-водная река требовала большей осторожности при перемещении в ней. Да и расстояния между перспективными, с точки зрения стоянок хариуса местами, возросли многократно. Поиск рыбы стал более трудоемок, но не менее интересен. Первые пойманные экземпляры не были достаточно крупными, что бы их можно было положить в плечевую сумку. Но когда, наконец, очередной заброс закончился хваткой серьезного противника, восторг от борьбы перекрыл собой горечь предыдущих неудач. При рассмотрении рыбины длиной 37 санти-метров я пришел к выводу, что местный хариус гораздо светлее того, что я ловил ранее. И как мне показалось, когда я поймал еще несколько штук, это мое субъективное мнение, бойцовые качества у него менее выражены. Может быть, он здесь более утомлен, норов этой речки гораздо круче, она более полноводна. Хотя, хариус, которого удавалось поймать в Томи, еще более полноводной реке, боролся как Брюс Ли.

Один из следующих походов за хариусом привел меня на север области. Мощная быстрая река сдалась не сразу. Почти день пришлось потратить на поиски стоянок рыбы. Труднопроходимый, а тем более труднопроезжаемый, берег уперся в скалу и дальше я от-правился на лодке, вверх против течения. По карте я видел, что метрах в семистах выше, за поворотом, в реку впадает мощный горный приток. Добравшись до его устья, я обнару-жил роскошный перекат, усыпанный громадными валунами. Глубина переката вполне по-зволила по нему погулять, и я, с трудом сдерживая волнение, отправился его «прощупы-вать». Вот тут впервые в моей, небольшой тогда практике, все происходило, как написано во многих пособиях и учебниках про нахлыст и просто рыбную ловлю, классиков и не очень. Стоянки хариусов легко прослеживались: где визуально, благодаря поляризационным оч-кам, где по выходу рыбы за насекомыми. При удачной презентации мушки следовала клас-сическая поклевка, были даже прыжки из воды и засекание в воздухе. Все по-книжному. Правда, три четверти рыб едва достигали двадцать пять сантиметров и потому возвраща-лись назад, в реку. Зато открытое место, наличие точек, в которые нужно попасть мухой, обозначенных валунами, явилось прекрасным полигоном для совершенствования умения управления шнуром. Я не преминул этим воспользоваться, акцентируясь на технике забро-са. Удовольствия получил массу. Попробовал все виды забросов, которые встречались мне в многочисленных, мной прочитанных повествованиях. Не все, конечно, мне удалось осво-ить, но не сразу Москва строилась…. Надо отметить, что движение по реке осложнено тем, что камни на дне очень крупные. Ходить по таким рекам тяжело. Очень выручает подклеен-ный к подошве войлок. Совсем хорошо, если на ногах забродные ботинки, поддерживаю-щие лодыжку. Спустившись ниже по течению, на выход из глубокого плеса, мне удалось вывести пару замечательных красавцев весом по восемьсот граммов. Глубина в месте, где они атаковали муху, достигала примерно двух метров, я стоял в воде почти по пояс, подпи-раемый течением. Поэтому балансирование (чтоб не искупаться) с сопротивляющейся ры-бой на конце шнура заставило меня изрядно попотеть. Удивило то, что хариус поднимался к приманке с большой глубины, то есть чистота воды и отсутствие пенных бурунчиков по-зволяли рассмотреть муху достаточно хорошо, тем не менее, он соблазнился. Вероятно, кушать хотелось очень. В общем, река мне понравилась и многому научила. Впрочем рек, которые чему-то бы не научили, мне не попадалось.

Не менее интересным было путешествие в Горный Алтай, в верховья Катуни. Когда многочасовая поездка завершилась и я, наконец, добрался до реки, то, поначалу, очень растерялся. Во-первых, мощь ревущей реки зеленовато-голубого цвета и громадные валу-ны на дне, как-то не вселяли оптимизма по поводу легкости перемещения взабродку. Берег же в свою очередь, тоже усыпан огромными камнями. И действительно, заниматься поис-ками рыбы оказалось очень утомительно. Пришлось подняться вверх, на дорогу, идущую вдоль ущелья, и осмотревшись в бинокль, выбрать более менее подходящее место. Прой-дя не один километр, я, наконец, добрался до разлива, посреди которого выступал из воды большой галечный остров. По мелководному перекату мне удалось переправиться на него, я огляделся. Вдоль пологого берега, под углом к течению, в реку уходили три или четыре косы из камней, за которыми образовывались водовороты суводей. И в этих окнах периоди-чески расползаются круги от выходящих за насекомыми хариусов. Однако, когда я начал приближаться, выходы резко сократились. Оба! Присев на корточки я закурил, не переста-вая смотреть на реку. Через минуту-полторы круги появились вновь. Значит небольшая глубина, чистая вода и отсутствие какой-либо растительности на берегу позволяют хариусу видеть достаточно хорошо, что происходит на берегу. Так присев, с небольшими паузами и большой осторожностью, я все же подкрался к воде на расстояние, достаточное для забро-са. Сам же заброс из такого интересного положения выполнить оказалось достаточно сложно. Когда же, наконец, мои корявые попытки позволили выложить муху в интересую-щую меня точку на краю водяной косички, омывающей валун, поклевка произошла так стремительно, что я оказался не готов. Засекшаяся рыба сопротивлялась не очень отчаян-но и, вскоре, была вытащена на камни. По-видимому, даже кратковременная борьба уст-роила под водой переполох среди обитателей, поскольку выходы хариуса в этом месте прекратились примерно на час, круги сместились в сторону от берега метров на двадцать-двадцать пять, а заходить в воду не позволяла глубина, сила течения и остатки здравого смысла. Прокравшись ниже, к следующей косе, я возобновил гимнастические упражнения по забросам из позы конькобежца. И все повторилось. То есть, неспособность выполнять сверхдальний заброс на Катуни может привести к нулевому результату при ловле хариуса нахлыстом. В общем, поймать хариуса здесь оказалось не просто. Местные жители ловят на «балду», оснащенную большим количеством «мух», которую забрасывают шестиметро-вым удилищем достаточно далеко. Но размер пойманного ими хариуса показался мне ма-ловат. Да и способ ловли как-то не привлек. Тем не менее, вычеркивать Катунь из списка желаемых для посещения рек я не стал. Ну, а описывать красоту тех мест, синь воды и не-ба, величественность гор с забеленными вершинами мне не по силам и не по краскам, до Рериха мне как до Китая ра…, простите, пешком. Там просто нужно побывать!

Этот сезон доставил массу огорчений. Высокий уровень воды на реках, которые я люблю посещать, держался достаточно долго, и хариус забрался так высоко по течению, что я долго не мог до него добраться. Когда же, наконец, во второй половине лета, уровень рек, с большой натяжкой, можно было посчитать приемлемым, прохудившееся небо стало с очень большой частотой и амплитудой им играть, превращая каждую поездку в лотерею. Однажды, зайдя в устье любимой реки, мы с другом просто не узнали её! Широкий мутный поток, несшийся нам навстречу, залил излюбленные места стоянки на метр! Незадолго до нашего визита в горах выпал обильный снег, а прошедший накануне теплый ливень пре-вратил этот аккумулированный запас в лавину бурлящей грязной и замусоренной воды. С трудом отыскав место для ночевки (дело было под вечер, много времени ушло на борьбу с течением, которое, вдобавок, несло смытые деревья и коряги), мы разожгли костер и, рас-строенные, сели пить водку, не забыв поставить маячки по урезу воды. Живописный закат при абсолютно ясном небе, вечернее похолодание подсказывали, что мутный поток должен скоро преобразиться. Ну несправедливо же, преодолеть сто семьдесят километров суши и сорок километров реки лишь для того, что бы выпить водки у костра! Радость, поселившая-ся в наших душах после наблюдения за уровнем реки в течение первых тридцати минут (вода упала на двадцать сантиметров), была не напрасной. К утру уровень снизился от первоначального на восемьдесят сантиметров и продолжал падать. Река заметно просвет-лела, и к моменту нашего выхода на воду, уже вселяла надежду на реальность поединка с хариусом. Правда искать его пришлось подольше, чем обычно, да и соблазнить на поклевку сложнее. Смытые берега принесли массу всевозможного корма, впечатление голодного он не производил. И все же к середине дня мы уже закусывали малосолом. Вода продолжала падать и светлеть, а частота схваток нарастать. Оставшаяся часть времени похода полно-стью компенсировала первоначальное разочарование. Зато накопленный в этом году опыт говорит, что прогноз погоды контролировать нужно не только в месте предполагаемой лов-ли, но и в верховьях реки.

Ещё одно интересное наблюдение этой осени. Бродили мы с другом вдоль одной шиверы, изгибающейся широким серпом вокруг галечной плеши. Противоположный крутой берег, подмываемый основной струей, еще удерживал за корни деревья, которые наклони-лись, а некоторые уже упали кроной в струю. Выходы хариуса явно обнаруживали его при-сутствие, и мы забредя в воду, нет-нет да и выдергивали из-под нависших ветвей сред-неньких квадратноротых носителей паруса. Посредине шиверного «серпа» глубина потока сильно уменьшалась, явно намекая, что при падении уровня воды здесь будет роскошный перекат. Мой друг стоял ниже, там где уже возросшая глубина омывала его бедра. Незаме-ченный узел на поводке подарил очередному хариусу муху, а к журчанию воды добавил монолог из непечатных выражений расстроенного товарища. Когда же он начал привязы-вать новую приманку, стоя спиной к потоку, то взгляд его упал под ноги, и он тотчас же на-чал энергично размахивать свободной рукой, явно желая привлечь мое внимание. Я не за-медлил осторожно подбрести к нему, вглядываясь в прозрачные струи, куда он тыкал рукой. О небо! В метре от него, у дна, ниже по течению, стоял огромный харьюзище с черно-фиолетовой спиной и какой-то фантастической окраской боков и плавников. Мой друг сдви-нулся на шаг в сторону берега, и хариус переместился тоже. Шаг назад, и хариус следом. Объяснив другу вполголоса, чего я задумал, я начал обходить его выше по течению, на-правляясь к берегу. Тот тем временем попробовал опустить мушку прямо перед собой, на подлеске в руке. Тут же со дна бросок, захват, рывок и …мат. Амортизирующие свойства руки далеки от аналогичных свойств удилища и, потому, забрав муху в качестве трофея, «монстр» ушел, не желая вмешиваться в нашу разгоревшуюся дискуссию. Я к чему это рас-сказал… Облавливать зону ниже себя по течению не лишне, потому что создаваемый но-гами «затишок» в струе и выворачиваемые из-под камней насекомые вполне могут при-влечь неплохие экземпляры. Просто, в нашей ситуации, надо было попробовать мне со-блазнить «зверя» забросом сбоку. Ну да знал бы прикуп, жил бы в Сочи!

Немного рассказав о себе, о своей дороге, даже не дороге, а тропе в нахлыст, я не ставил задачу кого-то одарить советом или обучить. Просто где-то, возможно, кто-то тоже хочет, но не решается или стесняется. Пробуйте, не пожалеете…

Рассказать друзьям:
,
3762 просмотра, 4 комментария

Комментарии (4)

14 октября 2009, 19:33
рейтинг: 220
откуда: Кемерово
поучительно и занимательно
+0 0
15 октября 2009, 0:25
рейтинг: 291
откуда: Новосибирск
Очень сильно!!! Особенно про дорогу в один конец.... Сам болею уже второй год и уже понимаю, что это как минимум на долго. Правда в трофеях пока только ельцы, окуни, подъязки да судачата, но идея и желание научиться ловить хариуса безусловно является двигателем и постоянным раздражителем...Еще раз благодарю за рассказ.
+0 0
15 октября 2009, 3:08
рейтинг: 1266
откуда: новосибирск
Очень сильно!!!! А больных здесь очень много.
+0 0
25 января 2010, 3:03
рейтинг: 409
откуда: Новосибирский Академгородок
Спасибо!! Я не нахлыстовик и, боюсь, никогда не потяну, но все остальное!.. Родные места, знакомые до боли ощущения! Эх, мазохизм это!..
+0 0

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх